Чисто по-человечески

... under construction

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Home Книжки

Книжки

E-mail Print PDF

Книжки

1-й Глашатай. – Феерическое представление!

2-й Глашатай. – Книжное обозрение!

1-й Гл. – С прологом и эпилогом! (уходят)

1-я Мышь. – Пролог

Говорила мышка мышке:

2-я Мышь:

– До чего люблю я книжки!

Не могу я их прочесть,

Но зато могу их съесть.

1-я Мышь. – А правда, что люди едят книги глазами?

2-я Мышь. – Истинная правда! Их этому в школе учат. Прямо с первого класса. Сядут они за парты, откроют книжки – и едят.

1-я М. – Бедные! Зубки-то, наверно, так и чешутся – погрызть хоть корешок!

2-я М. Не знаю, милочка! Врать не буду, только я никогда не видела, чтобы люди грызли книжные корешки.

1-я М. – А тогда почему у них книжки по листочку рассыпаются? Вон, смотри, идет человек с целой охапкой развалившихся книг. Человек! А Человек!

Человек. – Ой!.. (роняет кипу листов) Мыши заговорили… Так я и знал, что это дело плохо кончится.

2-я М. – Какое дело?

Человек. – Вот, решил я отнести в библиотеку все, что задолжал с первого класса… Да, видно, не судьба…

2-я М. – Ты не горюй! Листочки собрать мы тебе поможем. Только скажи, что там написано, в книге?

Человек. – Ну, смотря в какой…

1-я М. (подсовывает листок). – Да хоть вот в этой! Что там такое?

Человек. – Там… (читает) Дворец. Классная комната Королевы…

Глашатай (высовывается) – Действие первое!

Королева пишет, а Профессор ей диктует:

Профессор – Травка зеленеет,

Солнышко блестит…

Королева – Я напишу только «травка зеленеет»! «Зе- не- ле…»

Проф. – Как угодно вашему величеству. Но тогда я осмелюсь спросить вас, сколько будет семью восемь?

Кор. – Не помню что-то… Меня это никогда не интересовало… А вас?

Проф. – Разумеется, интересовало, ваше величество!

Кор. – Удивительно! Расскажите мне лучше что-нибудь новогоднее. Ведь сегодня канун Нового года.

Проф. – Извольте. Год, ваше величество, состоит из двенадцати месяцев. И все они идут один за другим. На смену декабрям приходят январи. За августом идет сентябрь…

Кор. – А если бы я захотела, чтобы сейчас наступил апрель?

Проф. – Это невозможно, ваше величество!

Кор. – Скажите пожалуйста! А если я издам такой закон и поставлю большую печать?

Проф. – Ваше величество, но законы природы!..

Кор. – Я издам новый закон природы! А вы садитесь и пишите: «Травка зеленеет, солнышко блестит. А в нашем королевском лесу расцветают подснежники…»

1-й Гл. – Под праздник новогодний

Издали мы приказ:

Пускай цветут сегодня

Подснежники у нас!

2-й Гл. – В лесу цветет подснежник,

А не метель метет,

И тот из вас мятежник,

Кто скажет: не цветет!

1-й Гл. – С Новым годом!

2-й Гл. – С первым апреля! (уходят).

1-я Мышь. – Ах, что это было?

Человек. – Да пьеса какая-то… детская. Мы ее в начальной школе читали.

2-я Мышь (подбирает листок). – А здесь что происходит?

Человек (просматривает лист). – А здесь, наверно, бал…

Музыка.

Выходят танцоры, раскланиваются с дамами, один объявляет:

Действие второе!

Перед померкшими домами

Вдоль сонной улицы рядами

Двойные фонари карет

Веселый изливают свет

И радуги на снег наводят;

Усеян плошками кругом,

Блестит великолепный дом;

По цельным окнам тени ходят,

Мелькают профили голов

И дам, и модных чудаков.

Обмен репликами:

М. – Вы избалованы природой,

Она пристрастна к вам была,

И наша вечная хвала

Вам кажется докучной одой.

Д. – Он прострелен на дуэли,

Он разрублен на войне,

Хоть герой он в самом деле,

Но повеса он вдвойне.

М. – Когда помилует нас Бог,

Когда не буду я повешен,

То буду я у ваших ног

В украинских черешен!

Д. – Вы надо мной смеяться властны,

Но вы совсем не так опасны,

И знали ль вы до сей поры,

Что просто очень вы добры?

М. – Мне изюм

Нейдет на ум,

Цукерброд

Не лезет в рот,

Пастила нехороша

Без тебя, моя душа!

Д. – Нет ни в чем вам благодати;

С счастием у вас разлад:

И прекрасны вы некстати,

И умны вы невпопад. (дамы убегают)

1-я Мышь. – Как они интересно разговаривают… Кто это?

Человек. – Э-э-э… Я точно не знаю…

Танцор (уходя). – Да Пушкин это!

Человек. – Да, действительно… (вешает листок на веревку).

2-я Мышь. – А это стихи или пьеса?

Человек. – Сейчас посмотрим… Так. Гостиная. В очаге ярко горит огонь. В кресле перед очагом дремлет Кот.

Действие третье

Ланцелот. – Живая душа! Откликнись! Никого… Двери отперты, окна настежь, а дом пуст. Хорошо, что я честный человек, а то пришлось бы выбирать, что подороже, и удирать во всю мочь, когда так хочется отдохнуть… (Садится.) Подождем. Господин кот, скоро ли вернутся ваши хозяева? А? Вы молчите?

Кот. – Молчу.

Лан. – А почему, позвольте узнать?

Кот. – Когда тебе тепло и мягко, мудрее дремать и помалкивать, мой милейший.

Лан. – Ну а где же все-таки твои хозяева?

Кот. – Они ушли, и это крайне приятно.

Лан. – Ты их не любишь?

Кот. – Люблю, но им грозит огромное несчастье. Я отдыхаю душой, когда они уходят со двора.

Лан. – Вот оно что… им грозит беда. А какая? Кот! Что здесь случилось?

Кот. – Дайте мне забыться, прохожий.

Лан. – Слушай, кот, ты меня не знаешь! Я очень легко вмешиваюсь в чужие дела. Я был из-за этого 19 раз ранен легко, пять раз тяжело и три раза смертельно. Но я жив до сих пор! А вдруг я спасу твоих хозяев? Со мною это бывало. Ну, говори же! Как тебя зовут?

Кот. – Машенька.

Лан. – Я думал – ты кот.

Кот. – Да, я кот. Но люди иногда так невнимательны…

Лан. – Так что тут происходит?

Кот. – Вот уже скоро четыреста лет, как над нашим городом поселился дракон.

Лан. – Дракон? Прелестно!

Кот. – Он наложил на город дань: каждый год он выбирает себе девушку. И мы не мяукнув отдаем ее. В этом году он выбрал нашу Эльзу – мою хозяйку. В воскресенье она умрет, и до самого вторника весь город погрузится в траур.

Лан. – Вот как? И это все?

Кот. – К чаю будут подаваться особые булочки под названием «бедная девушка»… Целых три дня все будут ее оплакивать – такую молодую… такую добрую… Мяу!

Лан. – Неужели никто не пробовал с ним драться?

Кот. – Последние лет двести – нет. До этого с ним часто сражались, но он убивал всех своих противников.

Лан. – Понятно. Значит, он совершенно обнаглел. Сколько у него голов?

Кот. – Три.

Лан. – Порядочно. А лап?

Кот. – Четыре.

Лан. – Ну это терпимо. С когтями?

Кот. – Пять когтей на каждой лапе. Каждый коготь с олений рог.

Лан. – Серьезно? И острые у него когти?

Кот. – Как ножи.

Лан. – Так. Ну а пламя выдыхает?

Кот. – О да.

Лан. – Настоящее?

Кот. – Леса горят.

Лан. – Ага. Чешуя у него крепкая?

Кот. – Алмаз не берет.

Лан. – Ясно. Ну, спасибо, кот.

Кот. – Вы будете с ним драться?

Лан. – Посмотрим, что тут можно сделать…

Кот. – Да что тут можно сделать?..

Лан. – Убить дракона.

Кот. – А кто вы, собственно, такой? Как ваше имя?

Лан. – Я Ланцелот. (кланяются, уходят).

1-я Мышь. – А кто такой Ланцелот?

Человек. – Странствующий рыцарь короля Артура…

2-я Мышь. – И он будет драться с драконом? А кто победит?

Человек. – Не знаю… Мы это, кажется, не проходили… (вешает лист на веревку).

1-я Мышь. – Я бы на твоем месте почитала, что будет дальше. Интересно все-таки…

Человек. – Да, я как-нибудь… потом…

 

Эпилог

1-я Мышь. – А можно я все-таки съем одну страничку? Она такая старенькая, желтенькая и так вкусно пахнет?

Человек. – Вот эту? Ни за что! Моя любимая детская книжка! Вы только послушайте, какая красота!

Щипцы для орехов сказали соседям –

Блестящим и тонким щипцам для конфет:

– Ах, когда наконец мы кататься поедем,

Покинув наш тесный и душный буфет?

Как тяжко томиться весною в темнице,

Без воздуха, света, в молчанье глухом,

Когда кавалеры и дамы в столице

Одно только знают, что скачут верхом.

Пора нам, – вздохнули щипцы для орехов, –

Бежать из неволи на солнечный свет.

Мы всех удивим, через город проехав.

– Еще бы! – сказали щипцы для конфет.

И вот по дороге спокойно и смело,

Со щелканьем четким промчались верхом

Щипцы для орехов – на лошади белой,

Щипцы для конфет – на коне вороном.

Промчались по улице в облаке пыли,

Потом через площадь, потом через сад…

И только одно по пути говорили:

– Прощайте! Мы вряд ли вернемся назад!

 

Add comment


Security code
Refresh